РАБОЧАЯ ТЕТРАДЬ

литератор
Надежда Калмыкова
ПОЭТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД НА ТЕАТРАЛЬНУЮ ЛАБОРАТОРИЮ
Рецензия на спектакль «Танец Травести»

Все, кто прочитал первую пьесу Зинаиды Битаровой «Танец Травести», имели возможность очередной раз попасть под обаяние ее оригинальной, глубокой и страстной, поэзии. Главная героиня пытается разобраться в себе, заглядывает в глубины своего подсознания. Она себе и палач, и его жертва, а по большому счету жаждущая любви, страдающая от одиночества здесь, в отличие от спектакля, не очень молодая женщина. Автор, как всегда, не ищет легких путей. Она выстроила убедительную сюрреалистическую версию драматичных психологических событий, полных напряжения, загадок и… иногда разгадок именно в стихотворной форме с множеством настоящих метафорических находок, например, «голос тот, в котором сталь проросшая/ струится и вибрирует, невзрослая…».

Но если поэт вяжет свое изделие петелька за петелькой, то режиссер выкраивает из готового уже полотна крупные детали и прихотливо соединяет их в нечто совершенно новое. Можно было бы только сожалеть о нереализованном «Танце…», если бы из него не родилась почти «шоковая терапия» - цельный стильный спектакль.

Похоже, что режиссер и автор нашли друг друга. Театральная лаборатория – именно то, что и требовалось столь экспериментальной пьесе. Думаю, что и театр обрел для себя современную драму, которая сейчас в большом дефиците.

Должна отметить удачный подбор актрис на главные роли. Инна Левинтан, сыгравшая Травести, очень органично изображала не только альтерэго главной героини, но и олицетворяла дух Серебряного века. Отсылы к его поэтике и стилистике невозможно не заметить и в первоначальном тексте. Интонациями своего голоса, резкой изломанной манерой танца, даже гибкостью актриса как бы создавала исторический театральный задник надрыва и перелома начала прошлого века, на фоне которого и происходили события, воплощалась тема проблем дня сегодняшнего. Хотя, конечно, и фигуры в кафе добавляли в определенный момент нужный антураж.

Ну, а энергетика клубка психологических и сексуальных проблем современной молодежи исходила от Оксаны Свойской, очень удачно игравшей Ирэн. Она олицетворяла настоящую женственность, почему-то сомневающуюся в себе, слабую одинокую молодую женщину, которая не знает, чего хочет, кто защитит, а главное отогреет ее душу. Очень проникновенно, необыкновенно тонко с разной интонацией читала или совсем тихо нашептывала «С твоего лица смотрит на меня тот, кто любит…», то напевала эти слова «под цыганочку», то под древнюю русскую мелодию или на современный мотив. Это стихотворение как бы выстраивало мостики, связывало через вариации интонаций две эпохи, настроение которых при необходимости перетекало одно в другое, добавляло многослойности, объединяло отдельные эпизоды в целое. Кроме того, создавало, в некоторой степени, и ощущение кабинета психотерапевта, поскольку настойчивое повторение одной и той же мысли-темы, является действенным приемом гармонизации психического состояния пациента, что в изображаемой ситуации было вполне оправданно. А ведь повторялись не просто слова, а глубокое, пронизанное чувством стихотворение.

Общее впечатление от спектакля, как от некого театра абсурда, усиливает ассоциации с проблемами сегодняшнего дня, когда многие, а особенно молодежь, сбиты с толку, потеряли психологические и сексуальные ориентиры. Думаю, что молодым людям, живущим в наше сложное время, этот спектакль будет интересен, может, поддержит в поиске себя или поможет задуматься именно потому, что главная героиня в спектакле их ровесница. Сильно помолодела, решая новую задачу, поставленную режиссером.

А людям пожившим надо подготовиться к некоторому шоку от сочувствия новому поколению, если до сих пор они еще не поняли, как непросто жить сегодня нашим детям. Кажется, что даже отсутствие музыкального фона во время танца героинь подчеркивало их безрадостность, душевную опустошенность. Только ритм, только гулкий стук каблуков. А разве современная «музыка» это не ритм, главным образом?

Хотя, думается, что под стук каблучков, олицетворяющий уже стук электрички на стыках, режиссер напрасно вдруг начал почти на бытовом уровне «разжевывать» зрителям, которые уже приняли сложный ассоциативный язык спектакля, причину разрыва героинь. Кроме всего это несколько притормозило и динамику спектакля. Причем в тексте пьесы этот диалог, может быть, из-за зрелости героинь, такого ощущения не вызывал. Но премьера, по сути, это еще обкатка спектакля, и было бы странно обойтись уж совсем без шероховатостей. Тем более, что удача налицо.

Однако, мои безусловные поздравления с Инициацией теперь уже и в драматурги поэтессе Зинаиде Битаровой.



2008 © Alexa M.V. All Rights Reserved.